«Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница

«Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница

– Берни, ты тут? У нас гражданские заплутали! Двое малых, девочка-кнопка и какой-то недокормленный дядько с претензиями на учёность.

– Да кем он себя… – вспыхивает доктор Вангли, и Веймар торопится успокоить его жестами.

Раздаётся проворный отклик. Чей-то слегка надорванный голос.

– Главный шофёр пока что на разведке, но я их встречу, Ганг! Можешь не переживать…

Из темноты выходит бледный черноволосый парень в глухом комбинезоне. Из-за высокого роста он слегка сутулится и, осознавая это, кое-как преодолевает свою робость, чтобы коротко поклониться гостям.

– Меня зовут Чед Эль Гатилло, по… пока что я здесь за старшего. Хотя я объективно тут не самый «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница старший, но мне так сказали… Ко мне вы… можете обращаться по вообще любым вопросам, так что не стесняйтесь. Гм-кхм… – он звучно прокашливается в кулак, стараясь скрыть нелепое дрожание в своём голосе. – Чувствуйте себя как дома. В пределах разумного, конечно.

Вангли открывает рот, чтобы ответить застенчивому юноше, но Веймар ловко опережает почтенного доктора.

– Нам очень приятно это слышать. На самом деле мы не заблудились, а путешествуем в поисках своего призвания. Ситуация такова, что сейчас мы не можем вернуться туда, откуда пришли. И за нами сюда никто не придёт, я вас уверяю.

Пропустив эти слова через мысленный детектор «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница лжи, доктор Вангли незаметно для других выказывает своё согласие небольшим сожалением во взгляде за круглыми очками, отразившими белёсое солнце Осени.

– Тогда проследуйте за мной! – радушно улыбается группе начальник стоянки, чья неловкость куда-то волшебным образом испарилась.

– Это прозвучало… Не знаю. Как-то слишком хорошо. – Вполголоса замечает Ади Веймару, пока зола ненавязчиво хрустит под их ногами.

– Но ведь, правда, Ади? Мы здесь ещё никому не досадили. Извлечём из нашей ситуации пользу.

Юноша задумался. Как бы ни хотелось ему согласиться со словами великана, память усиленно перелистывает сцены, сопровождающие недавнюю авантюру – бегство из закусочной. Скрепя сердце Ади выбрасывает неприятные эпизоды из головы «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница. Предстоит совсем другая жизнь, та самая, в которой столь необходимые ему защищённость и понимание – уже не просто чей-то приятный сон. Полнедели назад юноша признал эту необходимость очень неохотно, но сегодня она уже не так омрачала ему восприятие своего места среди людей на свободных землях. Маленькая Таллула имела полное право на защищённость и понимание. Она это прекрасно знала в отличие от многих слабых и неуверенных в себе подросших и взрослых детей, однако данное положение дел совсем не значило, что они могли без всего этого обойтись.



Один из гаражей оказался пустым, и там недавно навели уборку, причём настолько тщательную, что свежестью дышал «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница каждый угол. Чистое и полутёмное помещение первого этажа Чед специально представляет путникам в самую первую очередь.

– В этом гараже устраивается ночлег. Все одеяла мы прячем в лестницах, также у нас продумано хранение любой еды. Если вы устали, то можете осмотреться здесь.

– Скажите, – снова обращается к нему Веймар, – ваша работа как-то связана с перемещениями на большие расстояния?

– Да, и плотно… Для одной бригады не принято подолгу засиживаться на одном и том же месте, потому что однообразие мешает эффективности в работе. Эта жизнь обязывает действовать строго на результат, а ради него не жалко никаких солнечных батарей.

Вангли сильно повеселел «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница, когда это услышал.

– Серьёзно?!.. Молодой человек, быть может, в этом случае вы не пожалеете одну для моей машины? А в награду эти двое сделают всё, что вы попросите!

Он показывает на Веймара и Ади. Первый едва сдерживает смех, второй надувает щёки от возмущения.

– Он… Правду говорит? – обращается к ним Чед с доверчиво-вопросительными глазами.

Заулыбавшийся Веймар переминается с ноги на ногу.

– Как же! Это самый правдивый человек на свете! Он, конечно, не озвучивает чужие мысли, поэтому только маскирует свою просьбу к одним лицам под утверждение перед другими лицами. Правильно, док?

– А ещё он не привык к тяжёлой работе! – важно «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница прибавляет Ади.

Ошарашенный их жестокой прямолинейностью, Вангли мямлит себе под нос что-то невразумительное и сутуло ушагивает в сторонку.

Чед старается его остановить.

– Не уходите, здесь работают не только мышцами, но и головой!.. Взять хотя бы меня. Я стараюсь не бывать подолгу на свежем воздухе,… потому что у меня на уме одни чертежи, но только по итогам моей работы остальные могут определиться с тем, что им делать. Какие искать материалы, сколько использовать машин и как долго заряжать для них батареи.

Обратив внимание на его неестественную бледность, Веймар не удерживается от того, чтобы задать ему личный вопрос.

– Но… здоровье?

– Как и прочие «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница, я обладаю врождённым иммунитетом, – спокойно признаётся Чед, – поэтому не переживайте. Мне болезни незнакомы. Все, кого здесь принимают на работу строителем, всегда проходят особый тест.

– Это как? – нахмуривается Вангли.

С непринуждённым видом Чед достаёт из нагрудного кармана гладкий кнопочный прибор, похожий одновременно на градусник и лазерную указку.

– Да ничего особенного. Сканирующая ручка просто изучит ваш организм, когда я ею сделаю отметку на вашей руке, и через две секунды она определит вашу годность или негодность для работы на Эсперадье. Устройство разработали наши учёные примерно сорок лет назад, он ещё никого не подводил. Проверить всех сейчас?.. Если не страшно?

Веймар «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница оглядывает группу. Доктор Вангли кивает и подталкивает Ади. Таллула, как самая смелая, уже подбежала к Чеду с закатанным рукавчиком и начала дёргать его за штанину, чтобы он, наконец, обратил на неё внимание.

– Ты хочешь первая? – молодой человек широко заулыбался от умиления и опустился на колени. – Ну, давай! Это ничуть не больно. Разве что в руке немного пощекочет…

На сгибе локтя малышки он осторожно вырисовывает розовый зигзаг, который исчезает прежде, чем она успевает им полюбоваться. Сканирующая ручка зажужжала, и Чед, выпрямляясь, смотрит на центральную стеклянную кнопку, замигавшую изумрудным цветом. Вокруг неё, будто лепестки, равномерно сияют белизной восемь чёрточек с подписями.

– Смотри-ка «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница, крошечка! Ты подходишь для работы! – Чед подмигивает Таллуле. – Через годиков пятнадцать спокойно выбирай себе вакансию.

– Пятнадцать?.. – переспрашивает девочка и поднимает глаза на отца.

– Да, почти как твоих пять жизней, – мягко отзывается тот. – Можно, я следующий?

– Нет, я, – Ади вышел вперёд с закатанным рукавом, – в порядке возрастания будет честнее. Пока не дойдём до доктора.

Просканировав его, Чед морщит лоб при виде показателей на приборе.

– Состояние хорошее, ты можешь работать, кем понравится. Вот только…

– Что такое?

– Мне тут замигало, что твоё тело как-то неправильно реагирует на электричество. Наверное, ты раньше слишком много возился с энергоприборами. Тебе надо больше бывать на «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница природе.

– А, это, – всхохатывает Ади, убравший руки в карманы. – Тоже мне, причина для паники, я просто оканчивал свою школу на «отлично». Что, переживать теперь? Веймар, ты следующий!

С ещё более озадаченным лицом Чед оглядывает кнопки на приборе, проверившем состояние великана.

– Нда. Тут всё уже настолько круто, что…даже не верится. Но… куда наниматься и где тратить такое гигантское здоровье – решать, конечно, тебе. Я не вправе навязывать свою волю.

– Потом об этом, ладно?.. Остался последний. – Веймар приводит к нему упирающегося доктора за локоть.

– Хорошо! – вскрикивает Вангли, закатывая рукав. – Побыстрее только! Человек я очень занятой! Буду! В долгосрочной перспективе…

Чед с «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница довольным видом кивает на засветившиеся показатели прибора.

– Для ваших лет вы просто в отличной форме. Можете занять высокую должность, если с совестью у вас всё в порядке… – он поднимает глаза на путников, и тут его выражение лица приобретает большую серьёзность. – Но, всё-таки, мне очень странно, почему из вашей маленькой группы до сих пор никто здесь не работал. Ведь вы не беженцы, потому что это не возможно. Беженцы бы нам ни за что не подошли. Вариант другой – вы бывшие бандиты. Хотя и в это верится слабо…

– Мы отшельники, – с уверенностью заявляет Веймар, – это редкое сословие. Мы живём независимо «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница от авторитетных групп. Но нам наскучила такая жизнь. Потому что быть кому-то нужным – гораздо приятнее и веселее.

Ади и доктор в изумлении переглядываются и снова смотрят на него.

– Ах, вот оно что! – доверчиво ухмыляется Чед, убрав ручку в карман. – Молодцы, что прояснили ситуацию сразу! Так и надо всегда делать. Устраивайтесь поудобнее в гараже, а я остальных предупрежу, чтобы не лазили туда без стука.

Вытянувшись на тёплом полу в полный рост внутри своего спального мешка, Ади оглядывает чердачное помещение, в котором было решено приоткрыть окно. Он обращает взгляд на лестницу, по которой спускается Веймар за вещами. Внизу «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница Таллула учится кувыркаться на подстилке из мешковины, а доктор Вангли пытается включить электрическую лампу, надеясь снова что-нибудь отметить в своём блокноте. Все его надежды и опасения почти всегда были написаны на его лице, и сейчас Веймар не находил в них ничего опасного. Маленькая дочка тоже не подавала поводов для беспокойства, пока находилась под присмотром.

Великан опускает в угол чердака два мешка с провизией и усаживается рядом с ними. Улучив удобный момент, Ади обращается к нему шёпотом.

– Почему ты не рассказал о лекарстве?

На это Веймар просто разводит руками.

Юноша продолжает:

– Разве это то, что мы были обязаны скрывать «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница?.. Мы нашли его с таким трудом не для того…

– Это правда, Ади. Лекарство должно принадлежать всем. Чед хороший парень, он не будет злоупотреблять чужим доверием. И, всё-таки, нам лучше повременить с раскрытием нашего секрета. Похоже, эта Арбор – не такая штука, которая у всех на слуху. Тем дороже обойдутся сведения о ней такому искреннему человеку, как наш новый друг. Я не хочу, чтобы он как-то пострадал из-за эдакого пустяка.

– Понятно… – юноша разочарованно поджимает губу. – Значит, будем говорить полуправду?

– Это называется «освещать нужную сторону». Теперь я бы хотел кое о чём тебя спросить.

– О чём? Это как-то важно для дела «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница?

– Очень важно. Ответь, почему ты всегда бросаешься невесть куда без подготовки? Например, откуда в тебе была уверенность, что ты спасёшься в ущелье, не имея карты? Или выберешься из реки,… подражая трактору? Тебе, конечно же, везло тогда, но нельзя всё время полагаться только на свою удачу.

– Веймар, я…

– Да, вот попробуй объясниться. Чтобы я знал, чего можно ждать от человека, разделившего мою тайну.

– Ну, хорошо. Начнём,… что я родился в год Дракона, и родители обещали мне неповторимую жизнь.

– О, как: все мы родом из детства.

– Дай, договорю. В общем, в богатой и уважаемой семье всестороннее образование доступно. Но я «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница его не захотел. В бассейн меня водили всего три раза – а прекратили только из-за моих капризов. То же было с фехтованием, и с музыкой. Решил делать только то, что хорошо выходит, и меня никто никогда не упрекал. Наоборот нахваливали, что стремлюсь к высоким стандартам. Я не представлял, что чувствовали дети, которых постоянно критиковали. Только слышал, что живут они недолго… Теряют волю к жизни.

– Вон оно чего? – великан поднимает брови. – Перфекционизм…

– Веймар, я был избалованным ребёнком. И привык, что мне всегда угождали. Но, когда я женился… Если у тебя родилась такая дочка, то тебе, наверное, знакома любовь? Такая «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница, которая преображает человека, да?.. Похоже, я её всё-таки пережил. Потому что каждый новый шаг тогда стал для меня экспериментом. Не узнаю, что могу сделать что-то особенное, пока не попробую. При этом я обычно понимаю, чем рискую.

– Серьёзно?

Юноша стыдливо опускает глаза, но при этом его голос делается твёрже.

– Представь себе. Ну… А разве не таковы драконы?.. Их судьба похожа на сказку, но не перестаёт быть борьбой изо дня в день. Эта жизнь на Эсперадье должна была стать моей расплатой за избалованность. Но я тут подумал: что, если я, во что бы то ни стало, найду жену «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница и ребёнка, которого так и не увидел? А до тех пор буду совершать что-то близкое по важности? Может, это как-то покроет мою внутреннюю нищету…

Сдержанно похлопав его по плечу, Веймар возвращается на лестницу и кротко замечает ему напоследок.

– Достаточно, Ади. Таких, как ты, лучше не перевоспитывать. Но и нельзя бросать непонятно где. Поэтому ты не отделаешься от нас так легко.

5 сентября 86 года от В. Д. К.

Прогулял уроки, чтобы посмотреть столицу. Ночью прочитал учебники до половины, чтобы было, что отвечать потом. Врать родным не буду, когда приду домой, потому что не жалею о том, что сделал. Наклеил белые «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница меховые усы под нос и надел такую же шапку. Не узнал меня никто в таком виде. Опять сегодня было много снега, надо было взять белый мамин плащ. Тогда бы меня вообще не было видно. Мимикрия бы была.

Вранов очень большой и красивый город. С белыми и чёрными башнями, похожими на длинные прямые рога. С некоторых частей видно древние горы. Самая высокая теряется за снежной массой, и хорошо бы дождаться весны. Вот и не тороплюсь, чтобы меня выгоняли, собираю знания заранее. Я их усваиваю быстро. Ведь оценивают именно их, а не количество убитых часов за столами. На контрольные уроки «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница опаздывать не собираюсь, они все сказаны в расписании. В конце концов, меня не лишат жизни за непослушание этим порядкам. Такое делают только за государственную измену. К тому же, я забываю, что такое страх смерти, с семи лет.

Голова работает неплохо, сегодня пишу без словаря, в перчатках. Свежий воздух наше всё, и мой костюм сидит на мне как влитой. Чувствую себя реально кем-то вроде мудрого столетнего путешественника.

Электричество Вранов получает, генерируя грозу на загородном полигоне. Наполняется очень много батарей. Узнал это из большого телевизора над улицей. Асфальт на полигоне регулярно обновляется слоями из переработанного мусора. Туда закрыты двери всем, кроме рабочих. В «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница деревнях всё по-старому – огненные камины, печи, ветровые мельницы. Так решило правительство. И я не могу сказать, что жизнь была плохой. Физический труд полезен. Просто в городе его надо не так много, чтобы выжить. Столица – мозговой центр города. Чтобы вырасти умным, надо переезжать сюда, говорила мама. И она права. Мне приходится хитрить в десятки раз больше, чем обычно, чтобы добиваться желаемого. На что только не приходится идти ради этого. Даже лишать себя возможности заводить друзей по школе, пропуская занятия. Пройдено километров десять, не меньше. Но тут хватает ориентиров. Положусь на это.

--

Чуть не попал под ноги «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница треножника, когда перебегал дорогу. Решил проверить, видит ли он пешеходов своим животом. Оказывается, что не очень хорошо. А может, меня просто засыпало снегом, и я действительно мимикрировал. Тогда это уважительная причина для ошибки.

--

Что-то я потерял дорогу (несколько клякс, вызванных падением больших снежинок на неловко обозначенный текст). Если не найду какой-нибудь тёплый дом, то могу закончить свою жизнь, прямо как моя бабушка. А там, в тепле, снег на усах растает, и они сами отклеятся. Тогда добрые люди узнают, что на самом деле я маленький мальчик, который прогуливает школу.

--

Мне всё-таки слишком дорога моя жизнь. Набрёл на жилой «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница район, где меня пустили в дом, потому что стучал очень громко. Боялись, что я дверь сломаю. Морда вся в соплях, и усы пока держатся, но это ненадолго. В прихожей заливаю коврик водой с пальто и шапки, а хозяева пока просто таращатся и не знают, что делать дальше. Надо будет их ещё поблагодарить, если они не раскроют мой маскарад за ближайшие несколько минут…

Голос у меня хриплый, убедительный. Дед говорил, что в этом случае надо подольше оставаться в тепле и пить горячее. Я никогда его не ослушивался. Сделаю так сейчас – и поступлю, наверное, очень-очень глупо.

Пока, дневник. Сушись теперь «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница под кофтой. Я снимаю шапку и усы, чтобы получить от добрых людей то, что мне сейчас жизненно необходимо. Потом я скажу главе семейства свой домашний телефон.

Поделом Конраду Эйдверчи за то, что он оставил распечатанную карту столицы у себя в кровати.

4.

Храбро зазвав гостей стоянки в свой фургон, смотревшийся очень скромно по сравнению с эскортом, который снаряжали ещё со вчерашнего вечера, Чед Эль Гатилло произнёс важные слова перед тем, как подать сигнал об отправлении.

– Кто не домосед по своей натуре, попадает по адресу, если примыкает к строителям Эсперадьи. Мы – первооткрыватели. И в нашем распоряжении почти что ничейная земля, из которой мало «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница кто отваживается вытянуть что-нибудь полезное. Нам доверяют главы многих городов за решительность. Только это никакое не геройство, а простая необходимость,… что не отменяло сложностей. Всякий, кто хочет присоединиться к бригадам, должен понимать, на что идёт. Поэтому сегодня я беру всех вас с собой на разведку.

Пять машин тронулось, оставив на широкой площадке только трёхуровневый погрузчик для лёгких видов транспорта, несколько большеколёсых тракторов и «Леди Дайянну», ожидающую длительной перезарядки батарей. О цели сегодняшней поездки всех работников заранее предупредили во избежание недоумений. Но гости ещё не были в курсе всех деталей, так как их маленькой группе отводилась роль «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница наблюдателей.

Довольно скоро вереницу из тарахтящих жуков на колёсах накрывает мощный пылевой буран, среди которого через окна пассажиры замечают невероятное множество крупных игольчатых опилок. Сквозь шум, Чед уверяет компаньонов, что на этой территории людям не грозит ничего ужасного, если только им не будет приходить в голову проветривать свои кабины. По мере продвижения по плоскогорью, становится понятно, что источниками вихрей являются большие и неровные провалы в отмирающей банианидной коре, под которую частенько забегали ветры – значительная часть сухой породы раскрошилась изнутри и, никем не укрепляемая, становилась смертельно опасной трухой, когда оказывалась в воздухе.

– Обработчиков для этого леса явно недостаёт… – прижимая «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница к себе дочку, замечает Веймар вслух, едва машинам удаётся миновать мрачно-бронзовую дымку, и зловещий шелест успокаивается.

– Бюджета тоже. – С пониманием в голосе отзывается Чед, сбавив скорость до приемлемой отметки.

– Полагаю, что врачи могут приходиться кстати в бригаде, – гордо произносит Вангли, с замечательно прямой спиной сидящий на краю боковой скамейки в хвосте салона, – другой вопрос, конечно, как часто…

Молодой водитель вздыхает про себя и уставляется в руль. Насколько он помнил, тем, кто относительно неплохо знал своё ремесло, никогда не приходилось жаловаться на дефицит работы.

Тишина застаёт экипажи в низкорослом и бесхитростном лабиринте. Состоит он из небрежно накиданных друг на друга блоков «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница правильной формы, но до странности ветхого вида, и, присматриваясь к ним, Веймар успевает приметить некую необычность их состава. Словно в них чего-то понамешали из совершенно разных источников и просто оставили высыхать на солнце. Достигнув плавного спуска с нагорий, машина Чеда приближается к гораздо более внушительным нагромождениям. Ади, наконец, нащупывает в темноте салона задвижку. Он осмеливается открыть окно и высунуть лицо.

Если бы не скрипучий стук двадцати тяжёлых колёс, то молчание этой территории было бы просто гробовым.

Достигнув пункта назначения, Чед оказался слегка ошарашен, что сразу обозначилось на его бледном и безволосом лице. Причина этого оказалась загадкой для «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница его компаньонов; тем не менее, никто не захотел его тормошить, благодаря своей бесхитростной уверенности – будет сказано всё, что им нужно будет узнать как обычным людям.

– Бернард передавал, чтобы мы прибыли именно сегодня, других инструкций не поступало… – молодой человек задумчиво постукивает пальцем по столу управления. – Наверное, придётся выйти. По цепочке, вслед за мной. Ждите, пока переобуюсь! – он торопливо стаскивает башмак и затем – носок с длинной, очень жилистой стопы.

Ади мельком бросает взгляд на зеленоватые ногти Чеда и сконфужено отворачивается.

– Смотреть, конечно, неприлично. Но, вроде бы, мозолей никаких… – сообщает он Веймару шёпотом.

– Снаружи-то как? – проворно осведомляется доктор, когда Чед «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница проходит мимо него, обутый в глухие ботфорты на толстенной подошве, из-за которой начал сутулиться ещё сильнее.

– Вам ничего не грозит. Сейчас выходить будем.

Как только все оказываются на свежем воздухе, Ади начинает усиленно прислушиваться к тишине и внезапно охает. Он направляет палец на большую гору из блоков.

– Кто-то там… Скулит! Что это может быть?

– Никуда не двигаться, я разберусь! – резко произносит Чед и ушагивает в указанную сторону, изо всех сил выпрямляя шею, чтобы казаться увереннее.

Подозрительный звук исходил из её подножия. Издавал его причудливый блок, выделявшийся на фоне остальных вкраплениями клочковатого жемчужно-голубого меха. Чед в волнении протягивает к «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница нему обе руки в перчатках, чтобы раздвинуть хрустящие стенки из спрессованного мусора неизвестного происхождения. Его пальцы оказываются достаточно сильными, и через образовавшееся отверстие выносится чей-то очень пушистый, но изрядно потрёпанный хвост. За ним последовала ободранная конечность. Приглушённый вой оказался мяуканьем. Молодой человек доводит непростое дело до конца. Не успев себя похвалить за уместно проявленную инициативу, он встречается с парой горящих зелёных глаз и тремя парами волосатых когтистых лап, которые тотчас нацеливаются на его запястье.

– А-а-а!! – бедняга вскрикивает от боли. – За что?!! Я же помог тебе!

– Ни хухры-мухры! – у Ади, наблюдающего нелепую, но ожесточённую «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница баталию, отвисла челюсть.

Толстый шестиногий кот оказался чересчур напуганным, чтобы сразу догадаться о безобидности своего простодушного спасителя и, несомненно, расцарапал бы ему лицо, если бы тот вовремя не защитился второй рукой. В конце концов, оказавшись на земле с перчаткой в зубах, растрёпанное животное улетает за кривую стену, взметая пылевые облака. Ади, Веймару и Вангли показалось, что следы в пестроватом песке оставило не пушистое существо из плоти и крови, а какая-то озверевшая шаровая молния.

Оторопелый Чед свалился на четвереньки, чтобы отдышаться, и в этот момент под его ладонью растрескалась банианидная кора, будто туда на большой скорости прилетело небольшое свинцовое ядро. Молодой «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница человек одёргивает руку и встряхивает головой от неожиданности: перчатка исчезла.

– Ой, нет… – вырывается у него от ужаса, и он молниеносно прячет руку в карман.

– Ты в порядке? Покажи рану… – к нему подбегает озадаченный Веймар.

– Пустяки! – отзывается Чед, подавляя нервный смех. – Бедная зверушка. Как она сюда только угодила, что даже вылезти не смогла?

– Антисептики на подходе… – заверяет его Вангли с мотком бинтов и маленьким пузырьком в протянутой ладони. – Некоторые вещи нам остаются неподвластны, молодой человек. Как чужие страхи, к примеру. Только и мудрить остаётся, как бы от них не пострадать.

– Я могу подозвать котейку? – спрашивает Таллочка, опустившись на колени у «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница стены и наклонив любопытную головку.

– Лучше не надо, – произносит развернувшийся к ней отец. – И держись поближе к нам.

К этому моменту Ади решает про себя, что начало прогулки по незнакомой местности выглядит весьма многообещающим.

Сопровождающие машины опустели – работники тоже вышли осматривать пыльный лабиринт из блоков. Забинтованной чуть выше запястья рукой Чед вытаскивает из-за пазухи тетрадь, полную детализованных и ярких зарисовок, но не для того, чтобы дать на них полюбоваться компаньонам: он усиленно раздумывает над тем, какими метками ему предстоит дополнить свой недавний план. За его спиной Ади осознаёт всю тщетность вставания на цыпочки и пытается по-своему осмыслить «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница неказистый пейзаж. Вангли заметает скученные кошачьи следы носком, чтобы проверить состав пыли, стелющейся по коре. Из-за скошенной стены к группе возвращается Веймар в сопровождении дочки – в его руках поблёскивает блок, причудливым образом сколоченный из нескольких металлических колёс и какого-то поршня, с виду нового и почти готового к использованию.

– Мне кажется, тут кое-кто… – начинает Ади, – выбрал не самый практичный способ упаковывать вещи.

Чед кивает, закусывая губу, и начинает выводить прямые линии на бумаге восковым мелком.

– Бережливым обитателям Песчаного посёлка такое не свойственно, – заявляет он вполголоса, – потом: чтобы так расположить эти кирпичи, нужна хорошая дорогая техника «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница, но песчаники ни к кому не обращались кроме нас.

– Значит, кто-то напортачил без вашего ведома? – спрашивает Веймар.

Молодой руководитель поднимает на великана тревожно заблестевшие глаза. При этом обращается ко всей группе.

– Понимаете,… посёлок находился прямо здесь, всего несколько дней назад я по нему гулял и общался с горожанами… Мы собирались выстроить для них защиту от пыльных бурь. Но потом от нас вдруг потребовали выезда. Кхм… Сейчас я должен буду решить вопрос перезаселения людей. Тут соображать надо быстро, потому что даже самый лучший план может обесцениться в любой момент. Любой бригадир может подтвердить мои слова рассказами из своей жизни. У меня, как «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница начинающего, таких пока набралось немного, если честно. Хотя я почти привык.

– Это как?! – срывается Ади. – То есть, целое поселение, полное людей, вдруг превратилось ни с того, ни с сего в горы кубиков?!

– Ну, да. – Кивает Чед.

– «Ну, да»! – передразнивает опешивший и возмущённый юноша, чьи раскосые глаза совершенно округлились. – И что значит «привык»?! Как можно мириться с тем, что людей, с которыми только познакомился, стирает в порошок в тот же день?!!

– Так они ж съехали, чего кипятиться. Сейчас, наверное, в палаточном городке сидят. – Вяло разводит руками молодой бригадир, и Ади успевает заметить зарисовки в его тетради.

– Прости,… а «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница можно посмотреть?

– Листай, мне не жалко. Там устарела большая часть.

– Спасибо! Слушай, у тебя такой красивый почерк!.. И все машинки как настоящие…

Задумавшийся всерьёз над сказанным по поводу Песчаного посёлка, Веймар первым делом обращается к Вангли, который только что набрал в целлофановый пакетик горстку камешков, найденных в пыли.

– Люди слишком быстро оставили свои дома…

– Даже котика забыли! – звонко вставляет Таллула.

– Доктор, что такого могло стрястись, чего они предвидеть не смогли?

Вангли отвечает неохотно.

– Опять повторять… Бандиты, Веймар. Только их нельзя предусмотреть заранее. Что может быть загадочней и достойней молчания, чем человеки, привыкшие пожирать себе подобных?

– Бедняга Чед, – с сожалением «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница в голосе великан переводит взгляд на молодого руководителя, ждущего, когда ему вернут листочки, – совсем не выглядит рождённым для борьбы, а всё равно делает, что считает нужным.

– Парень сам сказал, что нервы тоже проверяют перед тем, как брать в команду кого-либо! – чеканит доктор. – Поэтому лучше думай о себе. У кого из вас двоих до сих пор нет работы?

В это время Чеда, чьи скромные, но очень увлекательные труды Ади не перестаёт внимательно изучать, догоняют несколько работников из других машин.

– Кое-кто вас хочет видеть, сеньор! – заявляет паренёк в широкой кепке, не скрывающий щербатой улыбки. – Прямо за той огромной «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница стеной!

– Ну-ка, я сам угадаю: дорожная одежда, смуглый цвет лица, грива из чёрных кудрей… – перечисляет ему Чед на пальцах и, получая в ответ бодрые кивки, понемногу веселеет. – Бернард?

Паренёк визгливо всхохатывает, вытирая нос.

– Кроме имени всё в точку!

– Не может… быть. – Вылетает у молодого руководителя.

Чуткие компаньоны оставляют свои посторонние занятия и бредут за ним перекидываясь вопросительными взглядами между собой. Когда все огибают до несуразности высокое, опасно наклонившееся вбок сооружение из блоков с кое-где торчащими шестерёнками и трубками, Веймар с Ади очень быстро догадываются о причине того, что шаги их нового знакомого стали более воодушевлёнными.

– Красивая тётя «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница! – вздымает пальчик Таллула по направлению к изящной фигуре в длинном пончо.

– Тс-с-с! Руками не показывай. – Напоминает девочке отец.

Действительно, за всеми этими уродливыми блоками компанию поджидала утончённая брюнетка в зелёном дорожном платье, в серьгах, с блестящими кудрями, нежной кожей бронзоватого оттенка и алыми губами. Подведённые узкие глаза с коричневыми радужками глядят пристально и с подозрением. Именно из-за них молодую даму, несмотря на её яркую красоту, ни у кого не возникло желания назвать про себя девушкой, тогда как Чеда ещё можно было принять за юношу, вопреки его непростой жизни.

– А ты быстро! – она заговаривает первой; певучий бархатистый голос «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница ласкает уши всей группе. – Хотя, поди, решил, что я останусь одна дома…

– Звёздочка моя, Мариэтта!.. – Чед немедленно заключает её в свои объятия, огоньки в его растроганных глазах задрожали от волнения. – Я не думал, что ты захочешь здесь бывать. И не обязывал: это всё такое ужасное для тебя… Но ты всё равно приехала! Я так рад этому… Как ты решилась?

– У тебя же только первый год, – отвечает молодая женщина, деликатно отстраняясь в сторонку, – а твой отец уже слишком стар, чтобы за тобой присматривать. Но я не такова. Кроме того, безделье доканывало меня все эти месяцы, пока тебя мотало невесть где «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentalkcejp.html
documentalkcltx.html
documentalkctef.html
documentalkdaon.html
documentalkdhyv.html
Документ «Тот, кто ничего не боится, либо ничего не знает, либо вовремя отметает лишнее познание». 8 страница