Аннотация 11 страница

108 Беркли, Джордж (1685—1753) — английский философ. — Примеч. перев.

109 Удаление катаракты ведет к сильной дальнозоркости, и потому пациенты после проведения операции нуждаются в линзах. В XVIII—XIX вв. такие линзы были излишне толстыми и значительно уменьшали периферическое зрение. Но только слепые от рождения и люди, потерявшие зрение в раннем детстве, не могли после удаления катаракты ясно определить, что же они видят, прозрев.

110 Ассоциация молодых христиан США — религиозно-благотворительная организация. Со временем утратила черты религиозной организации, объединяет служащих, квалифицированных рабочих, в целом молодежь среднего класса. Располагает хорошей материальной базой. — Примеч. перев.

111 Показатель остроты зрения 20/100 по шкале Снеллена соответствует величине 0,3 по шкале Сивцева. — Примеч. перев Аннотация 11 страница.

112 В одной из своих работ немецкий врач Мариус фон Зенден рассказал о двух детях, носивших на глазах повязку с раннего детства до пяти лет. Когда повязку сняли и они получили возможность видеть, заметной реакции не последовало. Казалось, дети не знают, что делать со своими глазами. В то же время ослепшие, даже люди, бывшие зрячими многие годы, бывает, быстро теряют память о назначении глаз. Немало тому примеров привел Джон Халл в своей автобиографической книге «ТоисЫпд Ше Коек». Сам Халл ослеп, когда ему было под пятьдесят, и уже через пять лет он тоже потерял память о назначении глаз и, к примеру, беседуя, даже Аннотация 11 страница не поворачивал голову в сторону собеседника. — Примеч. авт.

113 Удивила луна и прозревшего пациента Грегори. Он полагал, что луна в своей четверти имеет клинообразную форму, напоминая собой кусок торта, и крайне удивился, увидев на небе полумесяц. — Примеч. авт.

114 О недостатке внимания к слепым и даже неуважении к ним пишет в одной из своих работ Роберт Скотт, социолог и антрополог из Стэнфорда. Он также читает лекции о «чудесных исцелениях» слепых и о невероятных проявлениях чувств, которыми сопровождаются отдельные исцеления. Именно доктор Скотт несколько лет назад прислал мне работу Вальво, которая помогла при написании этой книги. — Примеч. авт.

115 Правильное Аннотация 11 страница восприятие размеров объекта, равно как и восприятие удаленности, вырабатывается лишь с опытом. В печати сообщалось, что люди, прожившие всю жизнь в густых влажных лесах, где каждое дерево от другого отделяет всего лишь несколько футов, оказавшись по воле случая в безлесной гористой местности, пытались, подойдя к какому-нибудь утесу, потрогать его вершину, не понимая того, что до вершины не дотянуться.

Гельмгольц в автобиографических мемуарах «Мысли о медицине» («On Thought in Medicine») приводит поучительную историю, произошедшую с ним самим. Однажды, когда он был маленьким мальчиком, он гулял с мамой в парке и увидел, казалось, невдалеке небольшую башенку с ограждением наверху, за Аннотация 11 страница которым стояли какие-то миниатюрные «человечки» — не то игрушечные солдатики, не то куклы. Он попросил маму подойти к башенке и достать ему одну из игрушек. К его удивлению, мама ответила, что это не башенка, а настоящая башня высотой в двести метров, находящаяся от них на расстоянии километра, а за ее оградой не куклы, а настоящие люди. Как далее пишет Гельмгольц, пояснение матери помогло ему избежать в будущем подобных грубых ошибок.



Эдгар Аллан По в рассказе «Сфинкс» описал противоположную ситуацию. Герой рассказа, сидевший в кресле у открытого окна, неожиданно увидал на склоне отдаленного холма отвратительного вида чудовище. На поверку это чудовище оказалось всего Аннотация 11 страница-навсего насекомым, сфинксом, ползавшим по оконной раме. (Сфинкс — «мертвая голова» — бабочка из семейства бражников (сфинксов). — Примеч. перев.).

Поделюсь и собственным ощущением. Когда я впервые закурил сигарету с марихуаной, то, взглянув на свою руку на фоне пустой стены, ужаснулся. Рука неожиданно удлинилась, приняв умопомрачительные размеры. Возможно, причиной того странного ощущения стало отсутствие на стене хоть какого-нибудь предмета, годившегося для сопоставления с ним размера моей руки, или причиной иллюзии явилось нарушение центрального зрения, вызванное наркотиком. — Примеч. авт.

116 Грегори, рассказывая о пациенте С. Б., отмечает, что его поднадзорный неизменно удивлялся тому, что предметы «меняют форму». Так, увидев фонарный столб, С. Б Аннотация 11 страница. обходил его, изучая со всех сторон, и приходил в изумление от того, что один и тот же предмет может различно выглядеть при осмотре его с разных сторон. Все люди, которым вернули зрение после долговременной слепоты, сталкивались с немалыми трудностями, очутившись в мире непонятных на вид явлений и незнакомых на вид предметов, которые к тому же «меняют» внешнее очертание. Такие люди, привыкшие в течение долгих лет полагаться на осязание, слух, обоняние в хаосе зрительных ощущений, могут прийти в тупик, растеряться — ведь сама концепция «внешнего вида» построена на зрительном восприятии и не касается других внешних чувств человека. Люди, которые привыкли к Аннотация 11 страница различным природным явлениям и к миру разнообразных предметов, воспринимая их с помощью зрения, научились управлять ими или по крайней мере к ним приспосабливаться, а если сталкиваются с новым предметом или явлением, то при желании быстро осваивают или хотя бы без особых усилий знакомятся с ним. Недавно прозревшим людям приходится неизмеримо труднее. Философ Ф. Г. Брэдли написал прекрасную книгу «Явление и реальность» («Appearence and Reality»), вышедшую в 1893 г. Для людей, которым вернули зрение после продолжительной слепоты, эти понятия — предмет (явление) и реальность — долгое время находятся в изоляции друг от друга. (Брэдли, Фрэнсис Герберт (1846— 1924) — английский философ, глава английского неогегельянства Аннотация 11 страница. — Примеч. перев.).

117 С подобными затруднениями сталкивался Фунес, герой романа Х. Л. Борхеса «Фунес, Помнящий». Фунесу было не только трудно понять, что существуют различные породы собак, отличающиеся друг от друга по внешнему виду, но даже и то, что одна и та же собака выглядит в фас и в профиль по-разному. — Примеч. перев.

118 Усталость Верджила не позволила нам показать ему рисунки со зрительными иллюзиями. Это было досадно, ибо такие иллюзии позволяют установить зрительно-конструктивные способности мозга. Рисунки со зрительными иллюзиями весьма успешно использовал Грегори при обследовании С. Б. Когда он показал своему пациенту одну из таких иллюзий — иллюзию смещения Аннотация 11 страница, в которой параллельные линии для человека с нормальным зрением не кажутся таковыми, — С. Б. определил, что линии параллельны. Интересно и то, как С. Б. воспринял двойственные фигуры — куб и лестницу — в которых параметр глубины может меняться, а сами фигуры при определенном взгляде на них меняют видимую конфигурацию. С. Б. воспринял обе нарисованные фигуры как плоскости, расположенные в двухмерном пространстве и, естественно, не заметил, что фигуры двусмысленные. Хорошая иллюстрация недоразвитости зрительных центров мозга вследствие ранней потери зрения и долговременной слепоты. — Примеч. авт.

119 Немногим ранее Верджил, отвернувшись от нас и уставившись вдаль, взволнованно произнес: «Вы слышите рычание львов?» Мы с Бобом и Аннотация 11 страница Эми прислушались и действительно услыхали, хотя и с большим трудом, похожие звуки, но откуда они доносились, определить не смогли. Острый слух Верджила и его способность определить, откуда доносятся невнятные звуки, меня до крайности удивили. Впрочем, я удивлялся напрасно. Многие люди с врожденной слепотой или потерявшие зрение в детстве обладают прекрасным слухом. Вероятно, обретению острого слуха таким людям помогает постоянная сосредоточенность, что оказывает положительное влияние на слуховые зоны в мозгу. — Примеч. авт.

120 Музей наук — музей истории науки с большим собранием машин, приборов и аппаратуры, в том числе действующих моделей. Основан в 1857 г. — Примеч. перев.

121 Модсли, Генри (1771 — 1831) — английский механик и промышленник Аннотация 11 страница. — Примеч. перев.

122 Павлов, проводя опыты на собаках, назвал такое реагирование «трансмаргинальным торможением, вызванным сверхмаксимальной стимуляцией мозга», и охарактеризовал это явление как защитную реакцию организма. — Примеч. авт.

123 Душевные переживания, стрессы нередко ведут к ухудшению физического состояния человека со слабым здоровьем. Так, в результате душевных переживаний у астматика могут участиться приступы астмы, у человека, страдающего паркинсонизмом, может обостриться его болезнь, а такой человек, как Верджил, может на время потерять зрение. И все же порой трудно определить, что повлияло на ухудшение самочувствия: физиологическая или эмоциональная уязвимость. — Примеч. авт.

124 «L’Aveugle qui refuse de voir» (фр.) — «Слепой, который отказывается прозреть». — Примеч. перев Аннотация 11 страница.

125 В своей работе «Письмо о слепых в назидание зрячим», написанной в 1749 г., Дени Дидро, с позиции эпистемологического и культурного релятивизма, рассуждает о том, что слепые люди конструируют на свой лад собственный цельный и достаточный мир, вырабатывая при этом свою особенную индивидуальность, и потому не имеет смысла говорить об их неполноценности и бессилии. По словам Дидро, проблема слепоты и желания излечиться создана зрячими, а не слепыми людьми. Дидро также считал, что высокое умственное развитие может помочь слепым познать окружающий мир во всех его проявлениях. Он приводит в пример Николаса Саундерсона, слепого с рождения человека, который читал студентам оптику в Оксфорде в начале Аннотация 11 страница XVIII столетия. — Примеч. авт.

126 Весьма интересовался развитием зрения канадский психолог Дональд Хебб, представивший в книге «Организация поведения» («The Organization of Behavior») немало доказательств тому, что зрение при рождении человека (равно как и высших животных) еще не является совершенным. В своей работе Хебб рассматривает и редкие случаи обретения зрения людьми с врожденной слепотой, описание которых почерпнуто им из работ фон Зендена (сам Хебб с такими случаями не сталкивался). Эти случаи, по мнению Хебба, подтвердили его суждение, состоящее в том, что для развития и становления зрения требуется около пятнадцати лет. При этом Хебб приравнивает к младенцу взрослого человека, которого наделили зрением с Аннотация 11 страница помощью хирургического вмешательства. В этой части Хеббу следует возразить (что, кстати, сделал и Грегори). Возможно, что прозревшему взрослому человеку и в самом деле для обретения полноценного зрения необходимо пройти те же этапы его развития, которые требуются младенцу, но взрослый человек — неврологически и психологически — не похож на младенца, он уже имеет богатый опыт других ощущений, которые, несомненно, вступают в конфликт с новым, внезапно появившимся ощущением. — Примеч. авт.

127 Если слепота является одной из форм человеческого существования, то, несомненно, другой такой формой является глухота, которой подвержено немало людей, составляющих целое сообщество со своим языком и культурой. Проблемы, похожие на трудности Верджила Аннотация 11 страница, могут возникнуть у людей, которые впервые обрели слух или которым вернули слух после продолжительной глухоты с помощью имплантированной улитки. Для таких людей звуки в первое время не имеют смысла, значения, ни с чем не ассоциируются, и потому такие люди, по крайней мере первоначально, оказываются в мире звукового хаоса, агнозии. При этом возникает и проблема индивидуального толка — проблема индивидуальности, и не справившийся с этой проблемой, переиначив фразу пациента Вальво, вполне может сказать: «Лучше умереть глухим и родиться заново с развитым слухом». Следует отметить особо, что глухие люди сталкиваются в жизни и с социальными трудностями. Этот комплекс проблем рассматривает Аннотация 11 страница Харлан Лэйн, современный американский историк и психолог, в своей работе «Маска благотворительности: бесправное сообщество глухих» («The Mask of Benevolence: Disabling the Deaf Community»). — Примеч. авт.

128 Подобные чувства, как пишет Грегори, испытывал и С. Б.: «Прозрев, он неожиданно обнаружил, что мир прекрасен не во всех своих проявлениях. В частности, он нашел, что жена его, которую он очень любил, некрасива, да и сам он на вид невзрачен». — Примеч. авт.

129 Пептобисмол — лекарство от болей в желудке, густая сладковатая розовая жидкость. — Примеч. перев.

130 Семир Зеки в одной из своих работ указывает на то, что при церебральной аноксии цветокодирующие участки зрительной коры головного мозга могут Аннотация 11 страница быть мало повреждены, и в этом случае человек способен видеть цвета предметов, но только цвета и ничего больше — ни форму, ни размеры, ни сам предмет. — Примеч. авт.

131 Ла Гуардиа — аэропорт в Нью-Йорке, обслуживает внутренние авиалинии. — Примеч. перев.

5. Живопись его сновидений

Я впервые повстречался с Франко Маньяни летом 1988 года в сан-францисском Эксплораториуме[132] на выставке его необычных картин, написанных лишь по памяти. Все пятьдесят выставленных полотен изображали виды Понтито, небольшого тосканского городка, где Маньяни родился и в котором не был более тридцати лет. В тех же залах, где были выставлены картины, демонстрировались и фотографии тех видов Понтито, которые были изображены на полотнах Аннотация 11 страница художника. Эти фотографии изготовила Сьюзен Шварценберг, состоявшая в штате музея. Она специально выезжала в Понтито, где фотографировала нужные виды, стараясь всякий раз расположиться в том месте, где мог бы быть установлен мольберт для написания соответствующей картины. К ее сожалению, это было не всегда выполнимо, ибо Маньяни нередко писал картины с некой воображаемой высоты, достигавшей в отдельных случаях, по предположению Сьюзен, пятисот футов. Она старалась изо всех сил, нередко подымая камеру на шесте, и даже подумывала о том, чтобы подняться в воздух на вертолете.

Маньяни считался художником, рисующим лишь по памяти, и достаточно было посетить его выставку Аннотация 11 страница, чтобы убедиться в его уникальных способностях: рисовать лишь по памяти с фотографической точностью — правда, только виды Понтито. Казалось, он держит в мыслях трехмерный макет этого городка, который может поворачивать так и сяк и, выбрав привлекательный вид, переносить его на картину с поразительной точностью, что подтверждалось развешанными рядом с картинами фотографиями. Я было решил, что Маньяни — художник-эйдетик[133], человек, способный сохранять долгое время в памяти образ однажды увиденного предмета, но художник-эйдетик не стал бы ограничивать свое творчество видами одной-единственной местности, пусть и привлекательной для него. Скорее наоборот, художник с такими удивительными способностями постарался бы с выгодой воспользоваться своим необыкновенным талантом Аннотация 11 страница и расширил бы, насколько возможно, рамки своего творчества. Маньяни же рисовал только виды Понтито. Это его пристрастие я расценил не только как проявление удивительной памяти, но и как выражение ностальгии, тоски по местам, где он провел детство, а также как проявление компульсивности.

Я познакомился с Франко, и он пригласил меня в гости. Франко жил в небольшом городке в нескольких милях от Сан-Франциско. Его дом я нашел без труда. Перед ним находился садик, огороженный невысокой стеной, напоминавшей стены, обрамлявшие улицы, которые я видел на картинах Маньяни. Перед домом стоял видавший виды автомобиль с номерным знаком «Понтито»[134]. Рядом Аннотация 11 страница находился гараж, превращенный, как я вскоре выяснил, в студию. Увидев меня, Франко вышел из гаража.

Это был высокий стройный мужчина. Хотя ему было за пятьдесят, он выглядел энергичным, подтянутым человеком моложе своего возраста. Он носил очки в роговой оправе, за которыми поблескивали большие внимательные глаза. Волосы его были расчесаны на пробор. Франко пригласил меня в дом. Стены всех комнат были завешаны картинами и рисунками, однако стен не хватало, и работами Франко были забиты все ящики письменного стола и даже платяной шкаф. Дом походил на музей с немалым запасником, и все это собрание живописи было посвящено одной-единственной теме — видам Понтито.

Франко повел Аннотация 11 страница меня по дому, показывая картины, что вылилось у него в поток, несомненно, приятных воспоминаний. О каждой картине было что рассказать. «На этой стене вокруг церковного садика, — рассказывал Франко, — меня и моих приятелей застукал священник. Пришлось давать деру. Мы еле унесли ноги. Этот священник был прытким малым: преследовал нас даже на улице». Одно воспоминание тянуло за собой следующее, и вскоре я узнал немало подробностей из жизни Франко в Понтито, где он провел детство. Правда, его рассказ носил сумбурный характер, один эпизод не увязывался с другим. Зато говорил он с нескрываемым увлечением, даже с одержимостью в голосе, и Аннотация 11 страница можно было понять, что все его мысли занимает Понтито, о котором он может рассказывать бесконечно.

Слушая Франко, у меня создалось впечатление, что воспоминания подавляют, захлестывают его, являя собой мощную неудержимую силу, которая вызывает бурю эмоций. Он не только говорил с выразительной, яркой мимикой, но и бурно жестикулировал, чтобы, сделав небольшой перерыв в излиянии бурных чувств и смущенно сказав: «Вот так это было», продолжить свою страстную речь, сопровождавшую демонстрацию видов Понтито.

Закончив знакомить меня со своими картинами, Франко признался, что рад моему визиту, который помог ему погрузиться в воспоминания. По его словам, находясь в одиночестве, он тоже поглощен мыслями о Аннотация 11 страница Понтито, но только не ворошит старое, а представляет себе Понтито без жителей, без мирской суеты, — Понтито, погруженный в безвременье, что открывает простор для аллегории и фантазии. Но теперь ему было с кем поделиться воспоминаниями, и рассказ о Понтито полился дальше. Признаться, мое внимание ослабело, рассказ Франко показался мне несколько надоедливым, излишне затянутым, и я предался раздумью, что побуждает Франко использовать свою феноменальную память для одного-единственного занятия — писать виды Понтито, что, впрочем, он делал с подлинным мастерством. В конце концов мне пришла в голову мысль, что не только феноменальная память и страстная одержимость побуждают его предаваться навязчивому занятию, но и нечто Аннотация 11 страница более сложное и глубокое.

Франко родился в Понтито в 1934 году. Этот маленький городок расположен в Пистойе[135], среди холмов Кастельвеккьо[136], в сорока милях западнее Флоренции. В стародавние времена эту местность населяли этруски, их захоронения сохранились и по сей день. Понтито, как и многие тосканские городки, походил на древние этрусские поселения с домами, разбросанными по покатым холмам, спускавшимся террасами к центральной площади городка, от которой расходились крутые узкие улочки — дороги для людей и ослов. На самом высоком холме находилась церквушка, рядом с которой и ютился небольшой дом, в котором Франко провел детские годы. Жители городка, как прежде этруски, занимались сельским хозяйством Аннотация 11 страница, культивируя оливковые деревья и разводя виноградники. По существу, все они составляли одну большую семью: Маньяни, Папи, Ванукки, Тамбури, Сарпи давно находились в родственных отношениях. Наиболее известным их земляком был Лаццаро Папи[137], летописец Французской революции, памятник которому установлен на центральной площади городка.

Время не меняло Понтито, не менялась и размеренная жизнь его обитателей. Фермы и сады, разбитые на плодородной земле, приносили необходимый достаток. В благополучии и достатке жила и семья Франко. Все изменилось после начала войны. В 1942 году в результате несчастного случая погиб отец Франко, а в 1943 году в городок вошли немцы, вынудив жителей покинуть свои дома. Когда они Аннотация 11 страница вернулись в Понтито, то с ужасом увидали, что половина домов разрушена, а поля, виноградники и сады пришли в запустение. Вернуть утраченное быстро не удалось, и трудоспособное население покинуло родные места в поисках заработка. До войны в городке насчитывалось около пятисот человек, после войны он почти опустел — в нем остались одни старики. Когда-то процветавший, не знавший особых бед городок стал медленно умирать.

Виды Понтито, которые рисовал Франко, относились ко времени его детства. Когда ему было двенадцать, он отправился в Лукку продолжить образование, а в 1949 году перебрался в Монтельпучано, где стал учиться на мебельщика. Уникальной, «фотографической» памятью Франко обладал с детства Аннотация 11 страница (этим же даром, но только менее развитым, также обладали его сестры и мать). Прочитав текст в учебнике, он мог повторить его без запинки, ему хватало одного взгляда, чтобы запомнить длинный ряд цифр. Он даже мог похвастаться тем, что, бывая на местном кладбище, выучил наизусть, не прилагая к тому усилий, надписи на всех существовавших тогда надгробиях.

Но только в Лукке, вдали от дома, по которому он тосковал, у него объявилась память иного рода — не механическая, а образная, выражавшаяся в ярких отчетливых представлениях, неожиданно появлявшихся перед его мысленным взором, причем каждый из этих образов был связан с его жизнью в Понтито Аннотация 11 страница, с пережитыми радостями и горестями. «Тогда он очень скучал по Понтито, — сказала мне сестра Франко. — Не мудрено, что ему вспоминались улицы нашего городка, поля, виноградники, церковь возле нашего дома. Но в то время у него не было потребности рисовать».

Франко вернулся домой в 1953 году, потратив в Монтельпучано четыре года на обучение ремеслу, но в Понтито, пришедшем в упадок и запустение, мебельщики не требовались. Убедившись, что в Понтито не заработаешь, Франко перебрался в Рапалло, где поступил на работу поваром. Однако такая работа, размеренная и скучная, не удовлетворяла его, он искал другой образ жизни, и в 1960 году (к тому времени Аннотация 11 страница ему исполнилось двадцать пять) отчасти обдуманно и отчасти по побуждению он устроился коком на судно дальнего плавания, решив повидать мир, хотя и тосковал по Понтито. Его судно курсировало между Европой и портами Карибского моря. Гаити, Антильские и Багамские острова произвели на Франко отрадное впечатление, и он четырнадцать месяцев прожил в Нассау. В этот период времени, по словам Франко, он почти не вспоминал о Понтито.

В 1965 году, когда ему было тридцать один, Франко принял неожиданное решение: перебраться в Америку, в Сан-Франциско. Это решение далось ему нелегко: переехать в Соединенные Штаты значило разлучиться — и, может быть, навсегда — со своей страной Аннотация 11 страница, со своим городком, с родным языком, с семьей, со своими привычками и знакомым укладом жизни. Однако переезд обещал — или казалось, что обещал — новую жизнь и материальную независимость (отец Франко, будучи молодым человеком, тоже уехал в Америку и прожил там в течение нескольких лет, но затем, заскучав по родным местам, вернулся в Понтито).

Однако едва Франко принял это непростое решение, сопровождавшееся страхами и надеждой, он заболел и попал в больницу. Его лихорадило, он терял в весе; врачи находили у него симптомы делирия, но точный диагноз поставить не удалось, и чрезмерное возбуждение пациента приписали психическому расстройству. Болезнь обернулась неожиданным проявлением. Франко из ночи Аннотация 11 страница в ночь стал видеть странные сны. Ему неизменно снился Понтито — но только не эпизоды и сценки из прежней жизни, а дома и улицы городка, причем картины эти рисовались во всех подробностях, и, если, к примеру, ему снился какой-то дом, то этот дом представлялся во всех мельчайших деталях, которые, казалось, в свою бытность в Понтито он запомнить не мог. Эти сны сопровождались странными ощущениями: безотчетной тревогой, предчувствием близкой беды и в то же время щемящей тоской по родным местам. Когда он просыпался, ночные видения сразу не пропадали. Увиденные ночью картины теперь рисовались Франко на потолке, на стенах, а иногда Аннотация 11 страница, приобретя конструктивный вид, располагались на полу комнаты, удивляя совершенными формами. Хотя Франко никогда не страдал от недостатка воображения, эти видения поработили его, в то же время мобилизуя на свое воссоздание в реальных, «жизненных» формах. Казалось, они говорили: «Нарисуй нас, придай нам жизнь».

Что же случилось с Франко в ту пору? Стало ли причиной его психического расстройства принятое им «сомнительное» решение, возможно, вызвавшее расщепление его эго, что привело к истерии? Тогда отделившаяся часть эго могла вызвать воспоминания, вылившиеся в необычные сновидения («Истерию часто вызывают воспоминания», — писал Фрейд). Но были ли эти сны вызваны эмоциональной потребностью? Ведь видения могли проистекать Аннотация 11 страница и от физиологической нагрузки на мозг, став результатом процесса, к которому Франко (как индивидуум) прямого отношения не имел.

Сам Франко уже в то время пришел к заключению, что причиной его видений является не болезнь, не психическое расстройство, а «духовное божественное начало», дар, ниспосланный ему свыше, и потому его прямая обязанность не задаваться вопросами, а принять этот дар и найти ему применение[138]. Придя к такой мысли, Франко смирился со своими видениями и решил придать им некоторую реальность.

Хотя Франко почти никогда раньше не рисовал, он почувствовал, что сможет изобразить на бумаге или холсте, по крайней мере в общих чертах Аннотация 11 страница, то, что являлось ему во сне или представало перед ним утром на потолке и стенах, словно на киноэкране. Его решимости помогло новое сновидение: Франко увидел во сне свой дом, вызвавший прилив ностальгии. Его собственный дом и стал первым рисунком Франко. Несмотря на то, что это был его первый «настоящий» рисунок, он получился, на удивление, точным и выразительным и имел странную зловещую привлекательность. Франко был поражен: таланта художника он никогда не замечал за собой, и даже теперь — через двадцать пять лет после своего первого опыта — Франко не переставал удивляться своему дару. «Фантастично, — сказал он мне, — я чуть ли не впервые взял в Аннотация 11 страница руки кисть и нарисовал замечательную картину. Как я мог не знать раньше, что у меня способности к рисованию?» Как я выяснил из дальнейшего разговора, Франко в детстве мечтал стать художником, но то были наивные, простодушные помыслы, и все его упражнения не отличались от обычных детских рисунков. Теперь же, по словам Франко, его тянет к мольберту неведомая, внушающая страх сила, которая поработила его и с помощью его кисти заявляет о себе во весь голос. Этот «голос» звучал особенно громко, когда Франко только начинал рисовать, побужденный к тому своими видениями. «Манера и стиль исполнения у Франко за годы Аннотация 11 страница не изменились, — сказал мне его приятель Боб Миллер. — Но сначала его работы были более выразительными. Особенно первые две картины. От них не оторвешь взгляда. В них что-то магнетическое, даже зловещее».

Насколько я понял, необычные видения, связанные с Понтито, стали впервые являться Франко во время болезни. До этого он не вспоминал о Понтито, а если и вспоминал, то это были обычные воспоминания человека о городе, где он родился и провел детство. Его зять сказал мне: «Мы не виделись с Франко с 1961 по 1987 год. В 1961 году он был нормальным человеком, а когда мы встретились с ним после долгого перерыва, с Аннотация 11 страница ним невозможно стало поговорить. Он разглагольствовал лишь о Понтито, описывая свои бесчисленные видения».

Характеристику Франко продолжил Боб Миллер:

Франко начал рисовать в госпитале. Вероятно, занятие живописью стало для него своего рода лекарством. Временами он говорил: «Меня преследуют сновидения, воспоминания о Понтито. Эти мысли не дают мне покоя, у меня все валится из рук». Однако на убогого он похож не был. А вот разговаривать с ним было действительно тяжело. Он с удовольствием говорил лишь о Понтито. Казалось, он держит в мыслях макет этого городка и находит объекты для детального описания, поворачивая этот макет в разные стороны. Но самым удивительным и Аннотация 11 страница, пожалуй, непостижимым являлось то, что он мог в мельчайших деталях описать, а затем и нарисовать каждую улочку, каждый дом. Тому подтверждение я, правда, получил лишь в семидесятые годы, когда Джиджи, приятель Франко, привез из Понтито фотографии городка. Мы сравнили картины Франко с этими фотографиями и пришли в изумление. Точность воспроизведения видов Понтито была ошеломляющей, фантастической. Казалось, он рисовал с натуры, а ведь он не был в Понтито с детства. У него феноменальная, ничем не объяснимая память.

Как мне удалось выяснить из дальнейшего общения с Франко, в последнее время его видения участились и стали являться ему даже днем (за обеденным столом, на Аннотация 11 страница прогулке, а то и вовсе в неподходящее время, когда он моется в ванне). По его словам, эти видения появляются неожиданно, даже когда он с кем-нибудь разговаривает, и, естественно, каждый раз перед его мысленным взором возникает образ очередного уголка Понтито, и чаще всего пространственный.

Майкл Пирс в журнале «Эксплораториум Куотерли», рецензируя выставку картин Франко, пишет:

Каждой картине Франко предшествует неожиданный всплеск его удивительной памяти, принимающий форму очередного видения. Такие видения Франко старается как можно быстрее «перенести» на бумагу и оставляет ради этого даже рюмку, если всплеск памяти случается в баре. Обычно его видения принимают пространственную, трехмерную форму, и в Аннотация 11 страница этом случае Франко поворачивается то влево, то право, чтобы обозреть всю картину, являющуюся новым видом Понтито. При этом ему удается увидеть каждый арочный свод, каждый камень строения, каждую рытвину на дороге.

Видения Франко часто сопровождались и другими галлюцинациями — слуховыми и обонятельными. Он рассказал мне, что иногда явственно слышит перезвон церковных колоколов, чувствует запах ладана, запах плюща, обвившего стены вокруг церковного садика. А бывает, добавил Франко, он ощущает запахи виноградника, оливковых деревьев, орешника — запахи его детства. Зрительные, обонятельные и слуховые галлюцинации стали для Франко зачастую неразделимыми, являя собой целый комплекс воспоминаний. Психиатр Гарри Стэк Салливан назвал такие воспоминания «мгновенным воспроизведением Аннотация 11 страница в памяти основных восприятий прошлого».


documentalkfair.html
documentalkfhsz.html
documentalkfpdh.html
documentalkfwnp.html
documentalkgdxx.html
Документ Аннотация 11 страница